Вверх страницы
Вниз страницы

ONCE UPON A TIME: Coming Home

Объявление

УВАЖАЕМЫЕ ИГРОКИ!
ФОРУМ ПЕРЕЕХАЛ НА НОВЫЙ АДРЕС - http://ouatsailaway.rusff.ru/
БУДЕМ РАДЫ ВИДЕТЬ ВАС ТАМ! ПЕРЕД РЕГИСТРАЦИЕЙ ОЗНАКОМЬТЕСЬ, ПОЖАЛУЙСТА, С НОВЫМИ ПРАВИЛАМИ И НОВЫМ СЮЖЕТОМ, А ТАКЖЕ ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ НА НЕКОТОРЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ В ШАБЛОНЕ АНКЕТЫ. ПРИ ЖЕЛАНИИ ВЫ МОЖЕТЕ ВЗЯТЬ С СОБОЙ НАЧАТЫЕ ЗДЕСЬ СЮЖЕТЫ И ДОИГРАТЬ ИХ.
С ЛЮБОВЬЮ. ВАШИ АМС.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME: Coming Home » Альтернативная Реальность » Tick-Tock... Time for Madness


Tick-Tock... Time for Madness

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s7.uploads.ru/aLX2u.gifhttp://s7.uploads.ru/Ht7ul.gif
Действующие лица: Aspen Mittens, Regina Mills
Время и погода: Будний осенний день, скоро зима. Небо затянуто тучами, моросит дождь, сменяющийся ливнем и мокрым снегом. Холодно и пустынно на улицах города.
Место действия: Дом мэра-----Воображаемый мир Аспен
События:

Чувство вины за убитых в Стране Чудес и в Неверленде тяготеет над Аспен, погружая Защитницу в глубокую депрессию. Обеспокоенная Королева не может добиться признания от верной слуги, поэтому создает заклятье, открывающее дверь во внутренний мир Белого Кролика. Но готова ли она к тому, что увидит там? Так ли легко погрузиться в чужую душу и не потерять при этом собственную?...

+1

2

Ничто не проходит бесследно. Столько сражаться... Столько убивать! Кровь остаётся на руках, даже если это кровь последней сволочи. Даже если ты раньше не чувствовал вины. Рано или поздно она обрушится на тебя, как стена водопада.
Кровь на твоих руках, Кролик. Ты это знаешь. Ты не можешь спать, потому, что тебя преследуют призраки. В твоих снах они так легко уничтожают тебя в отместку за то, что ты когда-то убила их. Сколько бы ты не пыталась сбежать, тебя поймают и... Дальше всё по-разному, но неизменно больно, почти физически. Тебе хочется сдохнуть, лишь бы найти покой. Но его не будет. Интересно, Королева тоже самое ощущает иногда? Ведь иногда она кажется растерянной и встревоженной после сна, как будто и вовсе не отдыхала. Но она-то сильнее.
А вот Кролику явно недолго осталось сохранять последние крупицы разума. Аспен всё больше молчит, скрывается в тенях и выполняет порученную работу, иногда даже не задумываясь, насколько она сложна. Ей хочется утонуть в этих мелочах, не замечать ничего, ни видеть призраков, ждущих за спиной. Ждущих, пока она уснёт. И вот тогда они разобьют стеклянные часы её сознания.
Аспен тряхнула головой, прикрыла глаза... и тут же открыла. Потому что там - абсолютный мрак, ножи и мелкие осколки. Она отвлеклась, ни туда поставила ногу и, разумеется, оступилась. Едва успев, она схватилась за перила, чтоб не скатиться по всей лестнице и не свернуть шею. От мелкого происшествия кровь хлынула к лицу, Кролик на миг широко раскрыла глаза, потом очутилась у подножия лестницы. Прежде, чем мисс Миллс, выходившая в коридор из столовой, успела заметить что-то странное, Аспен встала более или менее устойчиво, отпустила руку.
Ваше Величество, работа... мм, выполнена, документы уложены в третьем ящике,- почти совсем ровным голосом произнесла девушка, не глядя в глаза.- Простите, заварить Вам кофе?
Не дожидаясь ответа, она юркнула на кухню. Как она может показать свою слабость? Она же клялась служить и спасать. Нельзя позволить себе...
Движения безотчётные, простые. Смолоть кофе, насыпать в турку, налить воды... Через примерно двадцать минут кофе готов, Аспен налила его в кружку, поставила на поднос и отправилась наверх, в кабинет Королевы. Оставив кофе, она быстренько выскользнула вновь, отправилась осматривать территорию. Погода отвратная, холодно, серо. Дождь как пытка... Опадали последние листья. Она похожа на мокрый грязный ком ваты, лохматая, бледная, одежда - потёртая, местами едва заметные капли крови, своей и чужой. Часы безвольно висят на цепочке, чуть покачиваясь. Она не обращает внимания на то, что промокла насквозь, не заметила, как провела на улице час или даже два. Ей казалось, что она слышит музыку, еле-еле различимую. Движения Аспен по саду стали местами механическими, местами более плавными... и напоминали ритуальный полутанец. Она то шла, то останавливалась внезапно на несколько минут. Резко оборачивалась кругом, шла в другом направлении, кружилась на месте. Стало жарко, но ей было всё равно. Звук капель затмил все звуки, и она ни видела ничего, кроме несуществующего серого силуэта. Не услышала, как часы упали на садовую плитку и со звоном разбились вдребезги.
Не заметила, как закончила свой ритуал... если он вообще был.
На самом деле она давно сидит под деревом, прислонившим к нему спиной, запрокинув голову и бессмысленно глядя в серое небо. Как сломанная кукла. Нет, она жива. Но она будто спала с открытыми глазами. А рядом - осколки часового механизма, камень... И на руках - кровь. Они не упали, она сломала часы сама.
Небо потемнело и грозило бурей. Но она всё-так же сидела и ничего не слушала и не слышала, переводя зря взгляд то в одну сторону, то в другую.

+1

3

В юности Реджина не боялась спускаться по шаткой лестнице сознания в запертые на тяжелый засов подвалы, где бесплотной тенью томилась память. Почему бесплотной - потому что проникала повсюду, даже сквозь непроницаемые для других чувств барьеры, почему тенью - потому что неотступно следовала по пятам, искажала солнечный свет и делала уязвимой для всяких негодяев вроде Пэна. В юности Королева была смелее, и вместе с тем - безрассуднее. Со временем она поняла, сколь опасно выходить на поединок с фантомами прошлого: они сыграют нечестно и всегда пройдут дальше, чем хотел их впустить. Боль никуда не исчезает, но с годами слабеет, как и предсмертные стоны жертв, чьи глаза не дают тебе покоя ночь за ночью. Ты помнишь свое первое убийство? Такое не забудешь, не сотрешь... Ты должен жить с этим грузом, для которого твои плечи слишком тяжелы. Добавь вторую смерть, третью и еще одну за ней, и ты вдруг заметишь, как дышаться стало легче. Смирение - вот ответ. Прими себя такой, какой стала, не ищи путей назад, их больше нет. Не для тебя. Ты изгнан из обители чистоты и незапятнанности, твои руки по локоть в крови. Тебя зовут убийцей, и вскоре ты сам так себя называешь. Убеждаешь, что с этим можно жить или что отнятая жизнь пошла во благо - тебе, другим - не важно.  Только так и никак иначе, потому что без самовнушения тебе не выстоять.
Все это сейчас Королева видела в Аспен. Девушка тонула в волнах тревоги и не могла выплыть на поверхность, что-то терзало ее, и, помня себя в двадцать лет, Реджина предположила, что причина кроется в прошлом. Будущее никогда не беспокоит нас так, как ушедшее и давно забытое - забавный парадокс, но лишь когда смотришь со стороны. Вопрос лишь: можно ли остаться беспристрастным, когда тот, кому доверяешь, кого ценишь и кем дорожишь, теряет свой путь во мраке собственной души? Белый Кролик превращался в серого, сливался с дождливыми сумерками, растворялся в тени углов особняка мисс мэра. Но Реджина умела наблюдать и видеть больше, в связи с этим поведение Защитницы не укрылось от ее взгляда. Вначале брюнетка не вмешивалась, полагая, что Аспен разберется сама, но постепенно стала замечать, что та становится все больше похожа на куклу со сломанным механизмом: беспорядочные движения, стеклянный взгляд. Прибавить к этому рвение в квадрате, избегание зрительного контакта, замкнутость... Когда мисс Миттенс едва не слетела со ступенек, мэр не на шутку встревожилась: ловкость и проворство были неотделимы от юной крольчихи. Но та ретировалась варить кофе, после чего, оставив чашку в кабинете Реджины, выскользнула в сад. Начинался дождь, и силуэт с трудом различался сквозь запотевшее стекло второго этажа, откуда мэр наблюдала за странным танцем своего Защитника. Он начался не сразу, спустя час или два, однако Королева, твердо решившая узнать, в чем дело, не меняла поста. Ее ожидание было вознаграждено: Аспен двинулась по каменистой дорожке и до определенного момента шла прямо. Резкий разворот, движение назад, вращение вокруг своей оси, пошатнувшейся от натиска эмоций, камень в руке и негромкий звон разбитого стекла... Вот уже Кролик сидит под деревом, пустые глаза устремлены в пространство, куда-то за пелену дождя и тумана...
Что с ней, с этой потерянной девушкой родом из Страны Чудес? Есть ли у нее родные? Нужна ли она кому-нибудь в своем мире? Очевидно, нет. Но в иллюзорном мире проклятья одна душа нуждалась в Аспен. И сейчас она могла хотя бы попытаться помочь несчастной верноподданной.
Щелчок пальцами - и дождь перестал. Несложная магия, но слишком много сил отнимает, чтобы пользоваться ею постоянно. Шуршание пальто, цокот каблуков по плиткам садовой дорожки... Ты нагибаешься и поднимаешь разбитый механизм. Стрелки больше не бегут вперед, отмеряя нить жизни, время остановилось... Чувства замкнулись сами в себе, и блуждающие огни ложных ориентиров угасли. Пустота, холод и мрак. Осколки...
В твоих силах починить часы, что ты и делаешь, но магией не распутать клубок бессвязных нитей,  которые стучат в голове Кролика. И все же...
- Аспен, не сидите на земле, вы простудитесь, - неудачная попытка. Второй шанс: - Аспен... с вами все хорошо? Вы слышите меня, мисс Миттенс? - рука касается плеча девушки, и та вздрагивает...

+1

4

Большими от удивления глазами смотрела Аспен, как мисс Миллс починила часики с помощью магии. Довольно символично для сентиментальной, полубезумной Крольчихи, психическое здоровье которой, видимо, пошатнулось вновь - причем пошатнулось порядочно. Ведь даже взгляд Миттенс, следившей с трепетом за движениями Королевы, оставался затуманенным и немного жутким. Какой-то злой огонёк был в серо-зеленых глазах. Никому ничего хорошего он не предвещал, и если всё зайдёт ещё дальше, Почерневший Кролик может с кем угодно сотворить кошмарные вещи, благо владеет саблей и мушкетом, да ещё при себе их имеет и почти из рук не выпускает. Она может навредить как себе, так и кому угодно без разбора... ребёнку, Королеве, зверю...
Когда часам была возвращена целостная форма, девушка опять наполовину отключила своё сознание. Однако, Реджине это было не по вкусу:
- Аспен, не сидите на земле, вы простудитесь,- сказала Королева. Нет, действия это не возымело. Тогда она тронула подчинённую за плечо и снова заговорила: - Аспен... с вами все хорошо? Вы слышите меня, мисс Миттенс?
Крольчиха вздрогнула и на время её взгляд стал более осмысленным. Она посмотрела на мисс Миллс и кивнула, приоткрыв рот. Тогда королева поднялась и пошла домой, жестом указывая идти следом. Аспен встала тоже и пошла за ней.
Призраки за спиной опять зашептались, зашелестели. Взгляда Кролик вновь потерял сосредоточенность... Казалось, она идёт в пасть удаву под гипнозом, как это бывает с "ушастыми" в природе. Рот был приоткрыт, и с губ срывался пар. Серое небо, серая кожа, серая одежда. Привидения мелькают перед глазами, бегают, смеются, кидают в неё камни. Они, разумеется, не материальны, но...
Убей... убей... ты же так любишь убивать...
Убей себя!

Мальчишка, рыжий с зелёными глазами, с исцарапанным лицом, на рубашке кровь. Потерянный с острова...
Убей себя...
Голос проникает всюду. Хотя, конечно, Королева его вряд ли слышит. В горле пересохло. Голова тяжелая, словно свинцом залита  или набита мокрой ватой. Аспен уже надоело. В общем-то, Потерянный прав. Почему бы и нет?.. Её губ коснулась странная улыбка, и она встала как вкопанная. Медленно подняла руку с мушкетом, взвела курок и приставила к виску. Отпустила.
Послышался едва слабый щелчок, но не выстрел. Оружие не было заряжено. Так что, следом за щелчком, - глухой стук. Мушкет упал на тротуарную садовую дорожку. А Кролик так и стояла, склонив голову чуть вправо, часто моргая и не понимая, почему не вышло...

+1

5

+

Сложно писать после большого перерыва. Не знаю, что получилось

Кролик следила за действиями госпожи, и в том, как съежилась она у шероховатого ствола, было что-то дикое, опасливое, словно не тяжелый булыжник расписал стекло паутиной трещин, а сама Реджина вырвала из пушистых лапок часы и раздавила каблуком о гравиевую дорожку. Механизм беззвучно пульсировал в руке Королевы в такт сердцам фамильного склепа, и она чувствовала его взаимосвязь с Аспен. Откуда у девушки этот амулет, и почему его постигла такая печальная участь? Вещи умеют завладевать людьми, особенно, когда таят в себе воспоминания о неудачной попытке, ведь, окажись она удачной, не было бы смысла теребить цепочку и искать скрытое знание в кружении винтажных стрелок. Как правило, живые люди - символ счастья, а оставшиеся от них предметы скорее несут в себе обратный смысл. В голове мэра мелькнула мысль, что Аспен могла предпринять попытку освободиться, уничтожив памятное украшение, но нити, привязывающие нас к материальным проявлениям судьбы, слишком прочны, их не обрезать за раз. Реджина ощутила это, уничтожив кольцо, что подарил ей когда-то любимый конюх. Воспоминание не исчезло, а вот горечь от потери еще одного крошечного якоря появилась весьма ощутимая. Хорошо это или плохо, но вещи не дают нам забыть о том, кем мы являемся.
Рука мисс Миллс неуверенно коснулась плеча Аспен - женщина была не из тех, кто любит объятья и поцелуи - и Защитница вздрогнула. Взгляд ее обрел смысл, но из приоткрытых губ вырвался лишь сдавленный вздох. Закусив щеку изнутри, брюнетка еще какое-то время смотрела на продрогшую и обмякшую на земле крольчиху, затем, вдоволь насладившись зрелищем, сделала той знак следовать за ней. Королева шла к дому, не оборачиваясь, когда щелкнул затвор мушкета и глухой стук - хвала богам, что не тела! - возвестил о провале суицида. Реджина мигом обернулась и, подскочив к Аспен, отвесила ей увесистую пощечину, после чего затрясла за плечи.
- Мисс Миттенс, вы в своем уме?! - карие глаза метали молнии, потому что как раз сейчас глава Сторибрука была зла за собственный недосмотр. Окажись оружие заряжено... Никакая магия не вернет умерших - это Редж усвоила хорошо. - Ваша жизнь принадлежит мне, если вы запамятовали, так вот я не разрешала сводить с ней счеты! - теперь уже прошипела женщина, мгновенно возвращаясь к Злой Королеве. - Вы мне еще нужны, Аспен, - с этими словами она сгребла гвардейца в охапку и потащила, именно потащила в дом. Ружье, мерно покачиваясь в воздухе, плыло вслед Реджине, даже не потрудившейся поднять его рукой, а не магией - слишком взбудоражена она была.
Дверь особняка с треском распахнулась, зажегся свет и Королева прошла в гостиную, где усадила девушку на диван. Миг - и в ее руках появилась большая кружка с травяным настоем, и Миллс теперь уже ласково погладила несчастную по сырым волосам.
- Пейте, это поможет вам успокоиться.
Когда Аспен немного пришла в себя, в кружке уже проглядывало дно, а на щеке наливался багровым цветом синяк. Вздохнув, Реджина убрала его одним движением, а потом осторожно взяла Кролика за подбородок и вынудила посмотреть ей в глаза.
- Что с вами, Аспен? Расскажите мне, вместе мы найдем решение, я обещаю.
Мэр сама толком не понимала, что движет ею, но даже царственный эгоизм иной раз отступал, когда дело касалось преданного слуги, не раз жертвовавшего собой во имя сохранности госпожи. Да и не считала Редж, если быть честной, свою Защитницу за слугу, за секретаря - возможно, за друга, за ребенка даже, ведь временами мисс Миттенс сильно напоминала Реджине Генри. Не только энтузиазмом и суетливостью. Оба они пробуждали в Злой Королеве оставшиеся крохи доброты и совести, веря в нее и по-своему любя.

+1

6

На звук стука Королева резко обернулась и увидела, что верноподданная встала. И, конечно, увидела на земле пистолет. Что ж, она явно удивилась и разозлилась. Подлетев к Аспен, Реджина дала Кролику хорошую такую пощечину. Блондинка чуть вздрогнула и прикрыла щеку ладонью, едва касаясь. Она пылала, но девушка будто не чувствовала особо физическую боль, только жар прикосновения. И обиды тоже не было. На какой-то миг это снова отрезвило её.
- Мисс Миттенс, вы в своем уме?!-- выспрашивала Реджина, тряся полубезумную девицу за плечи.
В своем уме? Хаха, смешная шутка. Белый Кролик - и в своём уме. Чешир бы сейчас затянул философскую речь по поводу что такое "быть в своем уме и насколько это возможно". Ну правда же, она только что пыталась застрелиться, они разбила свои часы и творила что-то ритуальное в саду. Где тут рассудок, здравый ум?.. Аспен удивленно и не понимающе смотрела на мисс Миллс. Казалось, что она даже перестала узнавать свою Королеву. Это было правдой, на несколько минут. Казалось, ей всё память стерли. Крольчиха моргала, пытаясь понять, кто перед ней. Но тут этот "кто-то" схватил блондинку в охапку и потащил в дом. Звуки, исчезнувшие недавно, снова ударили в уши, и девица узнала голос Королевы. Это ощущение было похоже на то, как если бы вынырнуть из-под воды. Кролик тряхнула головой. Её привели в дом, посадили на диван. А потом вручили чашку с чем-то горячим. Чай?.. Кажется, да. О, сейчас она смогла подивиться физической силе Королевы. Одно дело духовная, второе - волшебная... а совсем иное - ещё и физическая сила, с какой её схватили и притащили в дом. Аспен принюхивалась к чаю, изредка делая мизерные глоточки. Тут пришлось чуть вздрогнуть от удивления нового - Королева начала гладить её по голове. Легкие, ласковые прикосновения. Никогда бы Миттенс не подумала, что мисс Миллс проявит к ней нечто подобное. Нет, она знала, что та способна на такое, но считала, что только к Генри... Приоткрыв рот, Кролик чуть подняла голову, глядя на Реджину - благодарность, изумление... и что-то ещё, чего сама не могла понять. Королева подняла руку, и Аспен почувствовала, что щека перестала гореть от недавнего урока против глупостей. Прикрыв глаза и еле слышно выдохнув, девушка чуть ближе подалась навстречу ладони Реджины.
- Что с вами, Аспен? Расскажите мне, вместе мы найдем решение, я обещаю.- снова обратилась Королева к верноподданной.
Тут же девушка потупилась и стала выглядеть так, будто серьёзно провинилась.
- Призраки ходят за мной по пятам. Я их всех убила. И на Неверлэнде. Я даже детей убивала, там, на острове... они же дети... Вы же любите детей, Королева... Разве я не монстр...- голос был почти равнодушным. - Я не жалею, потому что они нападали на нас, они угрожали всем. Но они душат меня. Они запытают меня в Тёмном Лесу после смерти. Они пытают меня во снах. Ножи, угли, палки... Они пробивают мою голову камнями и копьями. Голову и сердце. Я не жалею о большей их части. Но те, кто попался под саблю случайно - мстят. Я задохнусь,- её взгляд снова обратился к полу. Она размяла шею нервным порывистым движением, в глазах появилась на миг злость, а потом отвращение, причем ни к кому-то другому, а скорее к себе.- Я задохнусь. Я утону в крови, в которой мои руки по локоть. Моя шерсть уже не белая. Она черная от запекшейся крови...
Аспен чувствовала чье-то присутствие за спиной, того, кого Королева не увидит. Что-то подсказывало - ей самой лучше не смотреть тоже. Она тряхнула головой. Призрак подошёл ближе и положил ледяные руки на её плечи, тихо сипло засмеялся. Всё это конечно лишь её больное воображение. Оно добавило несуществующие капли крови, падающие откуда-то сверху, с головы привидения плечи и щеку Кролика. Всё это было быстро, и она вскрикнула, выпустила из рук кружку. Одновременно со звуком бьющейся керамики... Она побледнела ещё сильнее и закрыла уши ладонями. А призрак всё не отпускал её плечи.

+1

7

Робким и доверчивым движением Аспен прижалась щекой к руке Королевы,  и столько в этом трогательном жесте было беззащитности, что Реджина против воли перестала смотреть строгим мэром на провинившуюся помощницу. Кролик начал рассказ, и она внимательно слушала, не подавая виду, что эта история также касается и ее жизни.
- Я понимаю вас больше, чем вы думаете, Аспен, - ответила женщина наконец. - Вначале со мной было то же самое. Я ведь не сразу стала Злой Королевой... - она сделала паузу, чтобы тщательно подобрать слова. - И убивать я начала от безысходности. После того, как отправила мать в Страну Чудес, каждую ночь просыпалась от собственного крика, пугая Леопольда и его стражу. Я и у коня-то не сразу сердце смогла вырвать, не то, что у человека, - Реджина горько усмехнулась. - Те дети... Разумеется, убийству оправдания нет, но у нас не было выбора - иначе нам было не спасти Генри. Постоянно приходится выбирать,как поступать: с наибольшей выгодой или с наименьшими потерями, соединить, к сожалению оба этих варианта удается крайне редко.  Вами сейчас движут эмоции, но они пройдут. Ко всему привыкаешь, даже к отнятой своими руками жизни... - звучало это ужасающе цинично, но Реджина не тот человек, кто может вытащить Аспен из омута отчаяния. Кролик знала, кому собирается служить. Вот, кто был настоящим монстром, - Королева, а ее Защитница лишь выполняла приказы и принимала самостоятельные решения в отсутствие оных. - Я привыкла, - она пожала плечами, словно речь шла об обыденной вещи. - Вы сильнее призраков, мисс Митеннс. Они могут вас мучить, но сломить не сумеют. Повторяйте почаще, что вы поступили правильно, и совесть замолчит со временем.
- Я задохнусь. Я утону в крови, в которой мои руки по локоть. Моя шерсть уже не белая. Она черная от запекшейся крови... - девушка находилась в полубреду и словно увидела рядом с собой одного из тех бесплотных существ, которым не найти покоя в мире мертвых. Сопровождаемая вскриком, чашка грохнулась на пол и разлетелась на осколки. Кролик закрыла уши и замерла, ожидая или пугаясь чего-то, что Реджине не было доступно. Впрочем, магия подсказала, что энергетика комнаты здорово испортилась. Призраков видят те, к кому они приходят, возможно, кто-то на самом деле сейчас стоит за спиной Аспен. Королева взмахнула рукой, прогоняя духа прочь, и девушку окутало тепло , сразу стало легче дышать, туман в мыслях рассеялся. Это были давно изученные чары, ибо поначалу Реджина пыталась творить добро с помощью волшебства... Как оказалось, кое-что осталось в памяти. Вот она вложила в руку Защитницы зеркало с ручкой и подождала, пока пальцы сомкнут ее.
- Посмотрите, мисс Миттенс. Не бойтесь. Ваша шерсть по-прежнему белая, все изменения происходят внутри и не отражаются снаружи.
Из зеркала на Аспен смотрело ее второе "я" - Белый Кролик, снежно-белый, ушастый и воинственный. Это не являлось иллюзией, брюнетка всего лишь показала Защитнице ее саму со стороны. Зеркала - это примитивный портал между жизнями, и с его помощью можно увидеть отражение прошлого или же будущего в местах, где они тесно соприкасаются. Конечно, вернуть подопечной свет Королева  не могла за неимением такового в принципе у себя, но кое в чем ее помощь могла оказаться полезной...
- Вам нужно отдохнуть, - Редж усыпила Аспен, накрыла ее одеялом, а сама переместилась к дверям фамильного клепа, где хранилось все необходимое для ритуалов. На ум пришло одно заклятье, выменянное в незапамятные времена у бродячего мага на небольшую услугу. Сама мисс Миллс им не пользовалась, но в теории выглядело оно заманчивым.
Дверь распахнулась, открыв путь внутрь, и вскоре женщина уже стояла в подземелье и изучала склянки с порошками. Выбрав несколько, она зажгла небольшой огонек и поставила на него пузатую колбу. Защитница проспит пару часов, этого вполне хватит, чтобы все подготовить...
- Аспен, проснитесь, - Королева потрясла девушку за плечо. - Пойдемте, я вам кое-что покажу.
Они вышли из дома и направились на задний двор. Дождь перестал, и воздух пропитывала липкая сырость, жутко неприятная для всех, в чьих жилах текла теплая кровь. Но ждать солнца возможности не было, да и скоро Аспен будет не до погодных условий.
- Выслушайте внимательно, что я вам сейчас скажу. Я могу сделать так, что ваши переживания обретут плоть и станут похожими на отдельный мир. Вы сможете туда отправиться и, пройдя весь, отыскать ответы на все мучающие вас вопросы. Скажу сразу, - Реджина помолчала, - это заклятье я не применяла ни разу, поэтому не знаю, как и во что воплотятся ваши страхи, на что будет похож этот мир и, главное, как вернуться из него обратно. Фактически это билет в один конец, но большего я вам предложить не в силах. Если вы захотите, я могу отправиться с вами либо же остаться сторожить ваше тело, потому что путешествие происходит ментальным образом. Правил нет, законов тоже, кроме одного: убьют вас там - вы умрете здесь, - она посмотрела в глаза Кролику. - Возможно, мир будет похож на Страну Чудес, так как вы оттуда родом, но лишь отдаленно, а, может, и нет... Вам решать Аспен. Нужно ли вам это? 

+1

8

Реджина что-то ещё говорила, дабы успокоить разнервничавшегося Кролика. Но слова Королевы долетали до Аспен откуда-то издалека, обрывисто. Кролик только качала головой и жмурилась. Тогда Реджина вручила ей зеркальце. Дрожащими пальцами гвардеец взяла вещицу и посмотрела. В отражении виделся белоснежный зверек, и блондинку это удивило. Она моргнула непонятливо и перевела взгляд на Королеву, приоткрыв рот. Тут уже она внезапно погрузилась в сон - наверняка, это было заклинание. Спала она без видений, но особо легче от этого не было.
Через некоторое время ее разбудили.
- Аспен, проснитесь. Пойдемте, я вам кое-что покажу. - произнесла Королева, потрясла ее чуть за плечо.
Аспен приоткрыла глаза и медленно села, несколько непонимающе поглядела спросонья на мисс Миллс. Вот они встали и пошли на задний двор. Было прохладно, воздух влажный. И Кролик зябко ежилась. Интересно, что же это такое задумала Королева?.. Девушка чуть заметно тряхнула головой, физически ощущая, как на волосы падают мелкие дождевые капли. Морось, водяная пыль казались на удивление тяжелыми. Блондинка подрагивала и смотрела на Королеву. Та заговорила:
- Выслушайте внимательно, что я вам сейчас скажу. Я могу сделать так, что ваши переживания обретут плоть и станут похожими на отдельный мир. Вы сможете туда отправиться и, пройдя весь, отыскать ответы на все мучающие вас вопросы. Скажу сразу, - Реджина помолчала, - это заклятье я не применяла ни разу, поэтому не знаю, как и во что воплотятся ваши страхи, на что будет похож этот мир и, главное, как вернуться из него обратно. Фактически это билет в один конец, но большего я вам предложить не в силах. Если вы захотите, я могу отправиться с вами либо же остаться сторожить ваше тело, потому что путешествие происходит ментальным образом. Правил нет, законов тоже, кроме одного: убьют вас там - вы умрете здесь, - она посмотрела в глаза Кролику. - Возможно, мир будет похож на Страну Чудес, так как вы оттуда родом, но лишь отдаленно, а, может, и нет... Вам решать Аспен. Нужно ли вам это? 
Кролик внимательно слушала, чуть глупенько моргая и приоткрыв рот. Когда она поняла, что ей предложила Реджина, то встрепенулась и совсем проснулась, если так можно сказать. Что делать? Согласиться или нет. Это очень рискованно. Не сказать, что Кролик боялась смерти - не своей по крайней мере. Но она беспокоилась о том, кто будет оберегать Королеву, если Кролик не вернется из своего путешествия. А уж если кто-то нападет на Реджину сейчас, пока Аспен будет "спать"?
С другой же стороны, во-первых, ей было никак не забыть те случаи, когда ее стараний не хватило и на Королеву нападали, почти легко добирались и могли убить. Во-вторых, Кролик может окончательно свихнуться и кого-нибудь порубить в капусту, если не приведет голову в порядок. Так что, наверно лучше согласиться на эту необычную помощь. Она нерешительно посмотрела на Королеву, поглядела по сторонам. Да, надо согласиться. Только одно "но".
- Спасибо, Ваше Величество. Я... я пойду одна - там вполне возможно что-то сможет Вам навредить. Я не имею права так рисковать-, произнесла Кролик, помолчала и подумала еще. - Что я должна сделать? 
Сейчас ее взгляд впервые за несколько дней прояснился больше, чем обычно.

0

9

По мере того, как говорила Реджина, взгляд Аспен становился все более осмысленным, и Миллс поняла, что заинтересовала девушку. Действительно, идея не была настолько безумной, как могло показаться сначала: не каждому выпадает шанс познать себя через магию и не заплатить при этом цену (формально платить за колдовство будет Королева). К тому же бытует мнение, что  добрая магия обходится без этого, а затея помочь Аспен - самая, что ни на есть добрая... Впрочем, какая разница? Реджину больше волновало, даст ли Защитница согласие, и ответ оказался утвердительным.
- Спасибо, Ваше Величество. Я... я пойду одна - там вполне возможно что-то сможет Вам навредить. Я не имею права так рисковать, - ответила Кролик, а после паузы добавила: - Что я должна сделать? 
- Не волнуйтесь за меня, - брюнетка усмехнулась. - Я смогу о себе позаботиться. Но раз вы желаете пойти одной, воля ваша. Делать ничего не надо. Просто выпейте это.
Она взмахнула рукой и протянула Аспен колбу с готовым зельем. Почему они находились во дворе - в свитке упоминались возможные последствия:  от свечения испытуемого до разрушительной волны при взаимодействии с волшебными силами, а Реджине еще жить в своем особняке. Городской бюджет отныне находился под "присмотром" шерифа, добровольцев же строить мэру новый дом даже он не найдет. Разумно полагая, что развалины больше подходят призракам мира мисс Миттенс, чем Королеве, она все-таки надеялась, что ритуал пройдет без последствий.
В первые секунды ничего не изменилось. "Интересно было бы посмотреть и на свой собственный мир", - подумала вдруг  Реджина, отступая назад. Но стоило этой мысли проскользнуть в голове, как колба заискрилась, и наружу повалил красноватый туман, скрывший мэра и Кролика друг от друга.
- Аспен, вы слышите меня? Вы здесь? - наугад позвала она, тщетно вглядываясь в сверкающий дым "последствий" и ощущая подступающую к горлу тошноту. Мир вокруг завращался, исказился и потемнел. Королева шагнула в ту  сторону, где, по ее расчетам, находилась девушка, и крепко сжала ее руку. Землю тряхнуло, и Миллс с Кроликом словно оторвались от нее, хотя на самом деле их тела опустились на землю, а души уже неслись по коридорам измерений. Ярчайшая вспышка - и лишь пустой стеклянный сосуд замедляет вращение возле двух мирно спящих представительниц прекрасного пола на заднем дворе дома сто восемь...
Отряхиваясь, Реджина поднялась с твердой поверхности, на которую они с Аспен приземлились, и огляделась.
- Похоже, заклинание сработало. Итак, мисс Миттенс, коль скоро это ваш мир - прошу, ведите, - она откинула с лица волосы и с легкой насмешкой посмотрела на девушку, возвращаясь к привычному образу Королевы, а на самом деле пряча злость и растерянность от того, что все идет не по задуманному плану, чего мадам мэр, к слову, терпеть не могла. - Думаю, если мы достигнем конца - никогда еще это слово не звучало столь расплывчато - то сможем выбраться... - "Возможно". Реджина не знала толком, куда их перенесла магия, и есть ли хоть один шанс на возвращение в Сторибрук, но не торопилась паниковать, усвоив по опыту, что любые самые страшные чары обратимы.
Вперед вела дорога. Для начала стоило узнать, куда она приведет.

+1

10

Похоже, Королеву несколько позабавило то, что Кролик опасается брать её в свой мир. Однако, она все же пообещала отпустить Аспен одну в это опасное приключение все же. Итак, Реджина начала колдовать. Аспен следила за каждым движением рук, за каждым меняющимся выражением лица Королевы. Было тяжело - вдруг она умрет и больше никогда ее не увидит? Казалось, что она принесла Её Величеству больше мороки и проблем, чем полезной службы. Неловкое ощущение... Королева наверное единственный человек, которого Кролик когда любил. Во всех смыслах, какие могут быть у слова любовь. Хотя это наверно странно. Может ли Белый Кролик любить кого-то? Она всегда себя закрывала себя от подобных чувств. Возможно, под влиянием Коры. Но, когда она стала служить её дочери, ее стена отчасти обрушилась. Хотя она не позволяла себе говорить, что кого-то любит. Во-первых, Аспен сама не могла понять, какой природы ее чувства. Во-вторых, одно дело, что слуга и солдат должен уважать того, кому служит. Но это другое. А она будто шагнула за предел разрешенного...
Заклинание сработало как-то странно, неправильно. Аспен в последний миг ощутила, как её взяли за руку и позвали... но потом она будто отключилась. Уснула, как Белоснежка, вкусившая яблоко от "Злой" Королевы. От её Королевы... Её сознание уплыло и теперь было где-то заперто.
Королева осталась одна, если не считать одно из "я" своего гвардейца, но это "я" было обманкой, фальшивкой. "Аспен" шла за Реджиной, которая все ещё держала ее за руку. Неужели Её Величество не беспокоит, что по этому миру ее должна вести верноподданная, а не так, как это происходит сейчас? Ну да ладно, пусть пока будет так, как оно есть.
Это "я", к слову, наконец проснулось. Это "я" спало очень давно, и оно обычно было согласно с ненавистниками Реджины. Как можно служить злу?.. Как можно было служить Коре, а потом ее дочери? Хах, они монстры, они играли судьбами людей. И стольких погубили. Обманывали. Реджина прокляла целую толпу сказочных героев. Зло... зло... зло... Надо уничтожить.
Это "я" было хищником. Королева в страшной опасности. Но пока что лжеАспен продолжает претворяться. Только ее внешний вид стал меняться. Она начала превращаться в кролика. Как быстро Реджина почувствует, что держит не руку, а мохнатую лапу со свалявшимся, жестким мехом?.. Она все ещё пока идет вперед, по коридорам и комнатам, где стены будто завешаны лоскутными одеялами. А за ней идет высокая крольчиха, кудлатая, с серовато-серебряным неухоженным мехом. Глаза стали рубиновыми и в них светилось что-то жуткое.

+1

11

Квадраты мраморного пола под ногами  отражали тусклое свечение изогнутых, подернутых паутиной ядовитых испарений факелов, появлявшихся из ниоткуда, чтобы выхватить из сумрака Королеву и ее Защитницу, смерить зловещим взглядом чадящего огонька и скрыться вновь, как если бы их никогда и не было. Черная матовость плит заполняла пол до высоких, уходящих в бесконечность, стен со стрельчатыми сводами где-то над головами. Могло показаться, что это место - роскошный зал одного из тех замков, в котором короли с трепетным обещанием справедливости возлагают на себя венец правления, а после, осененные перстом Божьим, с гордостью обращают лицо к подданным, чьи колени уже сгибаются в уважительном поклоне. По этому залу кружатся пары с масками на лице, в нем шпагой звенят угрозы и созидаются замыслы, способные изменить ход истории. Гости с восхищением рассматривают великолепие мозаики и резьбу колонн, чтобы во всех красках рассказать об их богатстве на своей земле, - таким на первый взгляд представал перед случайными путниками ныне заброшенный и забытый зал. Но колонны подпирали затянутое облаками - без единого просвета - низко упавшее, бывшее когда-то нежно-голубым небо, растворялись в клубившемся по углам тумане, и на их месте тут же возникали лоскутные одеяла, старые, потрепанные, с безвкусно подобранными, утратившими яркость цветами. Пыльные куски материи скрадывали четкость линий, и от этого зал приобретал странную, меняющуюся с каждым шагом сквозь него, форму. Он то сужался, создавая иллюзию давления, то расширялся до размеров поля битвы, и гулкие шаги обутых в тяжелые латы стражников маршировали навстречу. Но стоило сконцентрировать взгляд на ком-то одном из призраков, как путешественник осознавал, что все эти звуки - лишь плод его воображения. На самом же деле в зале царит тишина, плотная, липкая, глушащая все звуки кроме шелеста дыхания. Неосторожный взгляд - и с куска заплатки на одеяле желтый кошачий глаз внимательно следит за всеми движениями. Неосторожный шаг - и вот уже плитка пружинит болотным мхом, мерцает изнутри алой кровью, словно сердце гигантского великана. По воздуху со вкусом металла проходит рябь, и вместо глаза - хищно оскалившиеся губы, с белоснежных клыков капает яд, и куда попадают капли, там вырастает растение кислотного, до рези в глазах, оранжевого цвета. Оно качается от невидимого ветра, пока спутанный клубок змей появляется из развернутых розой листьев... На метаморфозы можно смотреть неотрывно, и Реджина с трудом заставляет себя отвести взгляд, чувствуя, смутный страх. Причина его неясна, и пока Королева ищет, ладонь, сжимающая руку подозрительно пассивной Защитницы, ощущает некое движение. Женщина оборачивается и видит, как из человеческого тела Аспен появляется серая клочковатая шерсть, уши вытягиваются, а милая внешность сменяется жестокой ухмылкой на шерстяной морде с багрово-красными глазами. Зверь высок, выше Реджины, и он... "Серый?!"
- Аспен? Что с вами?.. - весь вид Кролика говорит о готовности отдаться безумию, и мэр невольно отступает на шаг. Существо издает гортанный рык и обнажает острые зубы - смысл этого жеста более, чем ясен. Оно хочет крови. Горячей, живой крови мисс Миллс. Крови той, кого поклялось защищать любой ценой.

+1

12

Чудовище с наслаждением впитывает страх, исходящий от Королевы. Плотоядно облизывается и делает шаг к Ее Величеству, что инстинктивно отступила от нее, увидев, во что превратилась ее защитница. Невообразимо ужасная картина. На лапах с растопыренными когтями мех буроватый от крови. Животное растет в размерах неумолимо и уже больше двух метров. И вот-вот существо то ли порвет, то ли проглотит мисс Миллс без остатка - это уже не ненависть тех, кто-то, кто пострадал от рук Злой Королевы. Это собственничество и желание овладеть. Сколь много странных "тараканов" у Кролика в голове? Страх перед собой, раздражительность, упрямство, злоба, самонадеянность. Эгоизм. Забрать себе, но зачем? Неужели искаженный отголосок желания раз и навсегда спрятать от обидчиков? Безумие имеет несколько сторон. За пару мгновений Крольчиха перешла от Злости и хищного - совершенно нечеловеческого - аппетита к желанию опекать кого-то больше чем надо. Тоже не самая лучшая идея. Опекать и не подпускать никого. Как собака огрызается, если подойти к ней, когда она ест.
В огромном звере все ещё борются два желания - сожрать (прямо вот таким грубым словом) по кусочкам, разбрызгивая кровь или же "спасти", спрятать. От всех, от всех.
...Ужас и непонимание такой несправедливости все так же сквозили во взгляде Королевы. И от него рухнула ещё одна "стенка" - исчезла злоба и желание съесть. Осталось только чувство вины, потому что дикий кудлатый зверь ощущал себя предателем и изменником. Кролик не мог почему-то говорить по-человечески и только ворчал как уставший медведь, которого охотник отогнал от добычи и стал загонять... По исцарапанной морде потекли слезы. Кролик шевелил ушами, стиснув зубы, и медленно опускался на колени. И вот он сидит перед мисс Миллс, которую несколько минут назад чуть не уничтожил. Размеры его поубавились, и он стал примерно того же роста, как человеческая оболочка Аспен. Той настоящей Аспен, что сейчас находилась в другом уголке этого воображаемого и жуткого мира. Сожаление и немая мольба о прощении насквозь пронизает сердце зверя, сидящего на коленях перед своей Великой Королевой, тяжело дышащего и беззвучно рыдающего от мысли о собственном предательстве. 
***
Аспен открыла глаза и увидела странный зал. Мраморные стены, колонны выплывали из темноты под светом появляющихся и исчезающих факелов. Она встала и пошла вперед. Королевы нигде не было, только темное помещение огромного зала. Она, в черном платье, босыми ногами шла по холодному полу. Постепенно колонны исчезли, факелы обратились роями светлячков, снующих туда-сюда и порой лезущих прямо в лицо. Появились тропические деревья и кусты, свисали откуда-то лианы. Неужели это Неверлэнд? Девушка подняла голову. Сначала не было и намека на небо. Просто черная пустота. Но потом стали вырисовываться облачка и заблестели маленькие точки звезд и желтая луна. Что-то уж больно умиротворяющая атмосфера. И как только она об этом подумала, диск луны налился кровью.
- Ты убила меня! Ты нас убила!- зашелестел откуда-то голос. Аспен перестала смотреть на небо и опустила голову. Перед ней появлялось все больше призраков. Они шептали, кричали, рычали, шипели, плевались от злости. Они были изранены, в окровавленной истрепанной одежде. Приближались к девушке и продолжали свою "песню":
- Дрянь бессердечная! Убила, убила!..
Тут были и те, кто в любом случае заслуживали смерти - преступники Страны Чудес, например - убийцы, насильники, работорговцы - да, были там и такие когда-то. И подростки с острова Потерянных Мальчиков. С особенным укором на Аспен глядели эти детки. В отличие от призраков преступников, эти выглядели чистыми и опрятными, какими никогда она их не видела в реальности. Она бессильно рухнула на колени, не обращая внимания на то, как набивает ссадины на них. Один из призраков Потерянных подошел к ней с ножом... но не ударил, а просто застыл, занеся его и глядя ей в глаза, внушая телепатически, какое она трусливое подлое животное... Аспен просто широко раскрыла глаза и смотрела на привидений остекленевшим взглядом...
***
Зверь перестал тихо сопеть, подавляя всхлипы. Пока Кролик преклонял колени и предавался своему чувству стыда, стены, похожие на полувыцветшие лоскутные одеяла постепенно исчезли, из мраморного зеленого пола выросли красные маки, хотя пока Королева их, наверно, не заметила. Дурманящий запах погружал в дрему, заставляя не обращать ни на что внимания. В некотором роде гипноз, в общем. Появились тени потрепанных, но не таких ужасно-ободранных серых как от сажи и пепла кроликов на задних ногах, не столь похожих на главного зверя. Он ждал молча, пока Королева уснет, чтобы бережно унести в ещё одну "комнату" сего безумного мирка наполовину свихнувшейся Аспен. Откуда-то едва-едва слышалось тихое пение женским бархатистым голосом - колыбельная, кажется, без слов. Кролики переступали на месте, и где вставала одна белая лохматая лапка, вырастали ещё два дурманных мака...
Баю-бай... Спокойной ночи, Королева... Спокойных пустых снов, Ваше Величество... Ваш Гвардеец спрячет и защитит Вас от всех. Вам нужно лишь уснуть и остаться здесь навсегда...

Отредактировано Aspen Mittens (2014-04-27 01:00:21)

+1

13

Клыкастый заяц наступал, и Реджина заметила пятна крови между остро загнутыми когтями, нацеленными прямо в сердце. С глухим ворчанием он обнажил неровные зубы, продолжая расти и заполнять собой пространство, а Королева, пятясь, пыталась воззвать к запертой в этом чудовище Аспен, но девушка не реагировала. По правде говоря, этот серо-бурый людоед не имел признаков пола, как не имеет пола страх, который очень некстати навис над брюнеткой, но не по причине ужасающего обличья Защитницы, а из-за того, что, возможно, придется убить ее ради спасения. Иная магия иного мира не была подвластна Реджине, и она не могла обратить перевоплощение: внутренние демоны приобретали все больше власти над отчаявшейся Крольчихой. Но когда брюнетка уже приготовилась зажечь огонь, Аспен остановилась. В ее глазах мелькнуло раскаяние, и вспыхнувшая в ладони магия погасла.
- Мисс Миттенс?.. - на пробу спросила Реджина и отступила, когда заяц вновь двинулся к ней. Но теперь в нем не было ненависти, он бормотал бессвязные фразы, и по его морде текли слезы - человечьи, самые, что ни на есть, настоящие. Уши опустились к полу вслед за самой Аспен, и верный Гвардеец преклонил колени в ожидании приговора за собственное безумие. Он молча плакал, сжимаясь в размерах, и весь вид этого страдающего существа вызывал у Королевы смешанное чувство жалости и сочувствия. Протянув чуть дрожащую руку, она осторожно коснулась косматой шерсти, поглаживая девушку по голове, как всегда гладила Генри, разбуженного кошмарами посреди ночи. Реджина не всегда знала, что ему снилось, но маловероятно, что детские сны имеют что-то общее с воспаленной фантазией взрослых, подпитанной чувством вины и презрением к самому себе. Сейчас ее окружал как раз-таки один из кошмаров, но она здесь ради Аспен. Ради того, чтобы помочь ей найти саму себя, а заодно и выход из этого более, чем странного места.
Рука успокаивающе гладила зверя, прощая ему вспышку ярости - кто бы мог подумать, что Злая Королева умеет прощать, также как предположить, сколь отягощают душу Белого Кролика тени убитых? - и это вселяло уверенность контроля над ситуацией. Поглощенная метаморфозой Аспен, Реджина не заметила, как начали исчезать одеяла. Очнулась она, лишь когда поле красных маков окружило их обеих. Сияло солнце, и тугие бутоны покачивались в такт приятной мелодии. Запах цветов одурманивал, уносил далеко-далеко, в сказочную страну грёз, возникшие из ниоткуда серые кролики танцевали в стебельках луговой травы, и где их лапки касались земли, там появлялись новые маки. Они тянули венчики к синему небу, вслед за ними устремлялся взгляд карих глаз. Свет ослеплял, убаюкивал, очищал разум и расправлял плечи под грузом тревог. Мелодия солнца увлекала Реджину прочь, и глаза женщины закрылись: Королева заснула, не видя и не чувствуя, как Защитник бережно ловит ее у травы, чтобы не потревожить этот грозящий обернуться вечным сон...

+1


Вы здесь » ONCE UPON A TIME: Coming Home » Альтернативная Реальность » Tick-Tock... Time for Madness


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC